Архитектура и градостроительство г.Тольятти Органы архитектуры и градостроительства г.Тольятти
Органы архитектуры и градостроительства г.Тольятти
Главная страница
Карта сайта

~ Статьи и информационные материалы ~

27.01.2010

Дома постуглеродной эпохи

Алексей Щукин, специальный корреспондент журнала «Эксперт».

Северная Европа все ближе к переходу на новые стандарты жилых домов. Сегодня апробация «зеленых» технологий, резко снижающих потребление энергии, активно идет в экспериментальных проектах

Энергоэффективные таунхаусы в поселении «Стенлесе Юг»: за скромными фасадами скрыта сложная инженерная начинка

Копенгагенский климатический саммит был интересен не только политическими интригами. Дания и Швеция постарались использовать форум как выставку достижений в области «зеленых» технологий в строительстве. Эти страны активно экспериментируют в сфере экостройки, где стараются перегнать нынешних лидеров Германию и Англию. Борьба за лидерство подогревает рынок «зеленых» технологий, который растет в последние годы стремительными темпами.

Корреспондент «Эксперта» побывал в датском энергоэффективном поселении «Стенлесе Юг» и ознакомился со шведским «Вилла Акарп» — коттеджем нового поколения, который производит энергии больше, чем потребляет. Эти проекты дают представление о том, как, по мнению шведов и датчан, выглядят дома постуглеродной эпохи.

Дважды эко

«Стенлесе Юг» — крупнейшее в Европе энергоэффективное поселение. На площади 76 гектаров здесь расположились 750 коттеджей и таунхаусов. Свою историю поселение ведет с 2004 года, когда датский муниципалитет Эгедал купил участок земли недалеко от Копенгагена под экспериментальный строительный проект. Затем участки были проданы в розницу частным застройщикам и девелоперам под малоэтажную застройку. По условиям эксперимента архитектура зданий может быть любой, но все дома должны отвечать введенным экостандартам.

«Стенлесе Юг» — экопоселение сразу в двух смыслах слова «эко». Во-первых, все дома экологичны. В поселке запрещено использовать ПВХ-окна и двери, прессованные древесно-стружечные материалы на фенольной основе. В каждом доме необходимо иметь систему для сбора дождевой воды, которая предназначается для хозяйственных нужд. Во-вторых, «Стенлесе» — это экономичное, энергоэффективное поселение. Муниципалитет разрешает строительство зданий, которые потребляют энергии на 35% меньше, чем предусмотрено датским строительным кодексом.

Внешне датская деревня совсем не похожа на российские коттеджные поселки. Практически нет заборов, широкие улицы и обустроенные прямо на них места для отдыха около входа в дома, большие общественные пространства. На окнах нет занавесок. Говорят, это пошло со времен, когда датчане зарабатывали рыбной ловлей: пока мужья были в море, каждый мог увидеть, чем занимается жена моряка. Архитектура весьма незамысловата — видно, что хвалиться домами в Дании не принято. Большинство зданий имеют только один уровень. «В старости человеку трудно жить в двухэтажном доме. А датчане рано начинают планировать свою жизнь и думают о старости с юности», — объясняет датчанин, которому нет и тридцати.

Впрочем, энергоэффективные дома интересны не фасадами, а инженерной начинкой. Первая главная технология — это, конечно, мощное утепление. В стенах, кровле и фундаменте — эффективные утеплители в несколько десятков сантиметров. Особое внимание уделяется энергоэффективным окнам и различным «мостикам холода», через которые тепло обычно и уходит из дома. Качество утепления зданий инспектируется представителями муниципалитета.

Вторая технология — тепло–обменники-рекуператоры, которые «снимают» тепло с воздуха, выходящего из дома через систему принудительной вентиляции. Третья — тепловые насосы. Тепловые насосы из 1 кВт электрической энергии производят 3–4 кВт тепловой (к слову, в Швеции уже более полумиллиона домов оснащены тепловыми насосами). На выходе теплового насоса образуется горячая вода, которая через теплые полы греет коттедж.

Четвертая технология — система сбора дождевой воды. Возле дома зарывается огромная колба, в ней и накапливается вода, которую с помощью насосов потом подают в дом или используют для полива.

Здесь перечислено, конечно, не все. К примеру, часть домов имеет солнечные батареи. А часть выполнена по технологии пассивных домов, когда за счет очень сильного утепления и использования рекуператоров коттеджи представляют собой термосы, не выпускающие энергию и потому не требующие отдельных систем отопления. Впрочем, совершенно очевидно, что у экономичных датчан другие представления о правильной комнатной температуре: в России в квартирах зимой на несколько градусов теплее.

«Приятно быть пионером, — объясняет свое решение построить дом в “Стенлесе Юг” программист Томас, владелец нового одноэтажного коттеджа площадью 170 квадратных метров. — О “зеленых” технологиях очень много пишут, вот я и решил проверить это на себе. К тому же думаю, что это все-таки окажется выгодным».

Томас живет в своем коттедже первый сезон, поэтому в экономику энергоэффективного здания он пока может лишь верить. «Строительство энергоэффективного дома примерно на 7–10 процентов дороже обыкновенного. Окупиться дополнительные затраты должны за 15–20 лет. Это при нынешних ценах на энергию. Но я уверен, что энергия серьезно подорожает, так что сроки окупаемости сократятся», — говорит он.

«Стенлесе Юг» — эксперимент. Технические решения и их экономика, расход энергии в домах и процесс продвижения такого рода муниципальных проектов — все это предмет исследований. Датчане не скрывают, что в экостроительстве поиск оптимальных решений не закончен. «Есть ли отрицательный опыт? Конечно, есть. К примеру, в детском саду стеклянный атриум был сделан прямо над теплыми полами. В результате тепло прямиком уходит в небо. Другой пример — социальное жилье. Таунхаусы, построенные по технологии “пассивный дом”, не дают расчетных показателей по энергозатратам. Очевидно, ошибки были допущены во время стройки», — рассказывает один из сотрудников муниципалитета.

Социальные таунхаусы даже на взгляд москвича, не избалованного высоким качеством строительства, выглядят действительно не очень аккуратно. А себестоимость их и вовсе шокирует: 1700 евро за квадратный метр. В детском саду под злополучным атриумом натянули ткань, чтобы как-то удержать тепло. Кое-какие недостатки с точки зрения энергоэффективности смог найти и я сам. Так, к моему удивлению, в домах нет тамбуров у входных дверей. Да и окошки могли бы быть поменьше: несмотря на то, что окна трехкамерные, утечка тепла через них все равно больше, чем через стены. Впрочем, при экспериментах и разнообразии заказчиков ошибок, очевидно, не избежать.

Вообще над домами Дании витает дух экспериментаторства. Есть масса пилотных проектов с «пассивными» домами, есть энергоэффективные поселения, где в стройке принимает участие молодежь. Есть масса экопоселений, где использовались только естественные материалы и проповедуются принципы органического земледелия. Есть экспериментальные проекты с возобновляемыми источниками энергии. К экспериментам можно отнести и чрезвычайно успешный опыт по пересаживанию копенгагенцев на велосипеды. На двух колесах по городу постоянно передвигается не менее четверти жителей, что решает и транспортные, и экологические проблемы.

Вилла, производящая электричество

«Добро пожаловать в самый продвинутый дом Швеции», — с порога говорит Карин Адальберт. — Мой дом — это энергоактивное здание, оно производит больше энергии, чем потребляет. Этот дом — первый в Швеции представитель третьего поколения энергоэффективных зданий». Под двумя предыдущими поколениями она принимает «пассивные» дома с ультранизкими затратами на отопление и дома нулевого потребления, которые сами себя обеспечивают энергией.

Карин — специалист по физике зданий и увлекается «зелеными» технологиями. Она напичкала ими построенный для своей семьи экспериментальный коттедж «Вилла Акарп». В софинансировании этого недешевого проекта ей помогли партнеры: например, утеплитель предоставила компания Rockwool. Теперь коттедж выполняет сразу несколько функций: в нем живет Карин, плюс к тому это живой музей и реклама консалтинговой компании хозяйки, партнеров проекта и всего «зеленого» движения в целом.

Чем же отличается энергоактивный дом от обычного? Архитектура традиционна, но уже на крыше можно заметить солнечные батареи площадью 32 кв. м, вырабатывающие электроэнергию, и солнечные коллекторы (площадью 18 кв. м), вырабатывающие тепло. Устройство последних весьма просто — по сути это прозрачный сверху змеевик, по трубкам которого бежит, нагреваясь от солнца, специальная жидкость. Дальше жидкость заводится в дом и отдает энергию воде, которая, к примеру, используется для обогрева.

Входя в дом, попадаешь в большую прихожую — шлюз, экономящий тепло при открывании дверей. В центре самого дома стоит огромная задекорированная цистерна на 2000 литров — это накопитель тепла, в котором хранится горячая вода. Рядом с накопителем энергопроизводящий отдел: котел на пилетах — древесных топливных гранулах. Котел планируется включать только в пиковые зимние холода, но в момент нашего посещения он пока не работал — подрядчики накосячили с трубами. Дом, очевидно, стремились достроить к климатическому форуму, но полностью завершить не успели. Бесстрашная шведка заехала в него уже в ноябре.

 

Хозяйка «Виллы Акарп» Карин Адальберт: «Мой дом производит больше энергии, чем потребляет

Карин угощает чаем и профессионально ведет презентацию, очевидно, уже не первый раз. Начать с весьма экстравагантного процесса стройки. Сначала из легких конструкций собрали большой павильон с крышей, чтобы уберечь экостройку от дождя и ветра, после, когда построили сам коттедж, внешний дом разобрали.

Далее, шведский дом очень мощно утеплен. В стенах и кровле эффективный утеплитель толщиной более полуметра, под домом — 400 мм. Установлены трехкамерные стеклопакеты с инертным газом криптоном. В доме принудительная вентиляция и теплообменнник-рекуператор. Есть рекуператор, «снимающий» тепло с использованной горячей воды. Часть теплого воздуха, выходящего из дома, проходит под коттеджем и, таким образом, греет его снизу.

Если говорить грубо, «Вилла Акарп» — это «пассивный» дом с собственным производством электроэнергии и тепла. По подсчетам Карин, в год коттедж за счет собственного производства энергии будет приносить 2000 евро — эта сумма складывается из экономии по сравнению с обычным домом и стоимости той энергии, которую дом будет передавать в сеть. Если учесть, что затраты на технологии выработки энергии составили 60 тысяч евро, то получается, что средства вернутся через 30 лет.

Впрочем, сейчас с возвратом средств есть проблемы. Когда я спрашиваю хозяйку о взаимодействии энергоактивного дома с местной энергосетью, она заметно грустнеет. Смысл энергоактивного дома в том, что он сам производит энергию. Но при этом циклы производства и потребления энергии не совпадают. Солнечные батареи и коллекторы эффективны летом, а коттеджу основная энергия для отопления нужна зимой. Есть и суточные дисбалансы: энергия солнца принимается в светлое время суток, а на освещение нужно электричество как раз в темноте. Концепция энергоактивного дома предполагает взаимодействие с местной энергосистемой. В какие-то моменты дом отдает энергию в сеть, в какие-то — берет оттуда. Так вот, шведские электросети совершенно не рады такому сотрудничеству и пока не готовы платить за принимаемую энергию. В лучшем случае они согласны на взаимозачет, то есть не брать денег за потребляемую энергию домом в случае, если он сбросил в сеть больше, чем потребил. И, что особенно неприятно, сеть пока согласна вести взаимозачеты только помесячно, что невыгодно хозяйке энергоактивного коттеджа.

Сценарий «старая энергетика против новой индустрии» сегодня только начинает разворачиваться в мире — такие же проблемы у владельцев энергоизбыточных домов в США. Пока же Карин ожидает лета, когда в Швеции должен быть принят новый закон, по которому сети будут обязаны платить деньги за принимаемую от зданий энергию. Она надеется, что тарифы на выдачу и прием энергии установят одинаковые.

«Если говорить об эволюции энергоэффективных зданий, то после адаптации на практике энергоактивных домов можно будет подумать и о следующем шаге. Я думаю, новая ступень — это энергонезависимые здания, которые сами производят и могут эффективно аккумулировать тепловую и электрическую энергию. Такие дома самодостаточны, им вообще не будут нужны сети», — мечтает шведка.

Без экспериментов

Почему в России нет экспериментальных проектов, как «Стенлесе Юг» или «Вилла Акарп»? Где пилотная застройка и демонстрационные дома? Вот, пожалуй, главные вопросы, которые возникли после поездки. Совершенно очевидно, что без экспериментальных проектов невозможно развитие строительной сферы. Без экспериментов и открытых исследований большинство игроков не знает, что хорошо, а что плохо, пока сами на себе не попробуют. Непонятно, почему эти механизмы не использует государство — это можно было бы сделать хотя бы для пиара, для пропаганды проекта «Доступное жилье». Ведь сейчас публике вообще нечего показать — результатов никаких. А построив несколько интересных проектов, можно и людей увлечь, и продемонстрировать серьезность намерений властей.

Еще вопрос — как наиболее эффективно развивать тему энергоэффективности в строительстве. Новый российский закон об энергосбережении предусматривает массу положительных моментов: и введение энергетических паспортов зданий, и ужесточение требований по энергоэффективности. Но тут есть сложности. Момент для введения новых нормативов, мягко скажем, непростой — стройка и так сжимается, как шагреневая кожа. Да и сильных отечественных производителей тепловых насосов, рекуператоров и солнечных батарей пока не видно. А значит, необходимо предпринять усилия для формирования этой индустрии, иначе энергоэффективные дома в России будут невероятно дорогими.

И последний вопрос: кто может стать участником экспериментальных проектов в России? В Дании есть группа компаний — производителей материалов и утеплителей, которые готовы помогать проектам уровня «Вилла Акарп». В экспериментах заинтересовано и государство: один из резонов — Дания может стать мировым лидером и ведущим экспортером новых «зеленых» технологий. В России отечественных производителей, готовых на эксперименты, не сыскать. А наши крупные девелоперы и землевладельцы смотрят на инновации скептически, предпочитая очаровывать клиентов дизайном и массированной рекламой.

В то же время нет сомнений, что многие наши соотечественники с интересом относятся к инновациям и при определенных условиях с удовольствием применяли бы их. Отечественный опыт экопоселений обнаруживает парадоксальный факт: люди с небольшими бюджетами активнее используют инновации, чем богатые. Кстати, пример «Стенлесе Юг» показывает, что при правильной организации можно реализовывать экспериментальные проекты даже без существенных финансовых вложений со стороны государства.

«« Назад


Градостроительное проектирование
Ландшафтное зонирование Тольятти в рамках студенческих работ
История
 
Наш адрес: Тольятти, ул. Победы, 52
Тел.: (8482) 26-24-40
Факс: (8482) 28-53-28
Copyright © 2005—2017 МБУ «Архитектура и градостроительство» г. Тольятти
При использовании материалов с данного сайта приветствуется указание источника информации
Разработка сайта: «Парапет»