Архитектура и градостроительство г.Тольятти Органы архитектуры и градостроительства г.Тольятти
Органы архитектуры и градостроительства г.Тольятти
Главная страница
Карта сайта

~ Статьи и информационные материалы ~

11.12.2009

Дом, который построил врач

Алексей Щукин, специальный корреспондент журнала <Эксперт>.

В небогатой Белгородской области построена оригинальная социально ориентированная модель жилищного рынка, доказывающая, что жилье действительно может быть доступным.


Даром можно получить земельный участок с коммуникациями и построить коттедж! Работает строй-сберкасса, где дают кредиты всего под один процент! Это просто луч света в темном царстве! В России нет ничего подобного>, — примерно в таких выражениях говорят о строительной сфере Белгородской области. Самое интересное, что все это правда.

Аграрная Белгородская область неожиданно стала лидером страны по жилищному строительству. Здесь строится более 1,1 млн кв. м в год при населении области 1,5 млн человек. То есть чуть ли не в два раза больше жилья на душу населения, чем в богатой Москве. При этом три четверти нового жилья — это малоэтажная застройка.

Но цифры в данном случае не самое главное. Важно, что параллельно привычному рынку жилья с ипотекой и девелоперами в Белгороде удалось выстроить социально ориентированную систему малоэтажного индивидуального строительства. Даже учителя и врачи, имея доступ к дешевой земле и финансовым ресурсам через строй-сберкассы, могут недорого построить себе собственный дом.

Выстроенная в Белгороде модель — пример того, что и в небогатом регионе можно вести сильную жилищную политику, при которой недвижимость становится доступной для широких слоев населения. Корреспондент <Эксперта> посетил Белгородскую область, чтобы на месте познакомиться с местным строительным чудом.

Земля — народу!
<Жить на своей земле, в своем доме> — это главный проект губернатора Белгородской области Евгения Савченко. Программа малоэтажного строительства начала активно реализовываться с 2003 года. Уже сейчас 70% строящегося жилья — малоэтажка. А в 2015 году, согласно планам губернатора, две трети населения области должно жить в домах усадебного типа.

Наиболее необычный проект Белгородской области — это развернутая программа самостроительства. Программа основывается на нескольких элементах: предоставляемой властями дешевой земле под застройку, обязательствах области по подведению коммуникаций и небанковской системе кредитования частных застройщиков.

Начнем с земли. Человек, проживший в Белгородской области более трех лет, может взять земельный участок под индивидуальное строительство. Площадь участка не менее 15 соток. Расстояние от города в среднем 5-10 километров. Цены более чем гуманные — 25 тыс. рублей за участок (несколько лет назад было всего 5 тыс. рублей) и 75 тыс. рублей в рассрочку за полный набор коммуникаций (дорога, газ, электричество, вода, канализация).

<В раскручивании массового индивидуального строительства есть три главных вопроса — земля, инженерные коммуникации и финансово-кредитная поддержка застройщиков, — говорит Станислав Литвинов, глава Белгородской ипотечной корпорации, областного оператора программы самостроительства. — Но при этом нужно максимально снять все чиновничьи барьеры. Известно, что процедура оформления земельных участков может растягиваться и на год. Мы ввели схему, скажем так, «земля без хлопот»>.

Схема получения земельного участка весьма проста. Человек подает заявку в органы местного самоуправления по месту жительства, получает открытку-приглашение и, придя в офис Белгородской ипотечной корпорации, выбирает микрорайон, где он хотел бы получить участок. Тянет жребий с номером и едет на местность, где границы его участка помечены колышками. Если участок понравился, человек получает квитанции на оплату и пакет документов. Поражает скорость: процедура от подачи заявки до подписания договора занимает всего две недели, а регистрация договора купли-продажи участка — три дня.

Рыночные цены на землю около Белгорода примерно раз в 10-15 выше, чем в данной программе. И потому, естественно, разработаны антиспекулятивные механизмы — некие обременения, прописанные в договоре купли-продажи земельного участка. Частный застройщик должен начать строительство в течение года. Через пять лет необходимо завершить строительство дома и ввести его в эксплуатацию. Затем в течение еще трех лет действует запрет на перепродажу коттеджа.

Мужики бросают пить
Ключевой вопрос в белгородской схеме: откуда у властей земля, которую можно выделять по таким низким ценам? Дело в том, что начиная с 2002 года областная администрация активно скупала земельные паи у крестьян. Было скуплено более 13 тыс. гектаров около Белгорода, а в целом в области 26 тысяч. За эти операции губернатор Савченко подвергся большой критике, но время показало его дальновидность. В других регионах страны после появления закона, разрешающего куплю-продажу сельскохозяйственной земли, участки вокруг городов были задешево скуплены разного рода структурами. Возможностей для массового индивидуального строительства жилья экономкласса там сейчас практически нет. В Белгородской области земли под застройку хватит до 2025 года. Приобретенная земля была внесена в уставной капитал Белгородской ипотечной корпорации, которая сегодня выделяет участки индивидуальным застройщикам и развивает анклавы самостроя, оформляя документы и подводя коммуникации.

Однако дешевая земля — это только часть дела. Не менее важны способы подведения коммуникаций. Часть коммуникаций (вода, канализация) подводится за счет Белгородской ипотечной корпорации, получившей несколько лет назад бюджетный кредит в 20 млн рублей и ведущей собственные инвестиционные проекты. Дороги строятся за счет областного и местных бюджетов.

В Белгороде нашли способы уговорить местных монополистов газа и электричества участвовать в программе самостроя. Монополисты за счет инвестиционной составляющей, входящей в тариф, подводят к микрорайонам индивидуальной застройки коммуникации, строят подстанции и тем самым получают новых потребителей своих услуг. Заметим, что в целом в стране нет эффективных механизмов развития больших территорий: инфраструктурным монополистам невыгодно вкладываться в развитие новых сетей.

Инвестиции в пакет коммуникаций на один дом составляют примерно 400-500 тыс. рублей. Частный застройщик платит почти на порядок меньше — 75 тыс. рублей, из которых почти половина суммы выплачивается в рассрочку за пять лет. По условиям договора коммуникации должны быть подключены частному застройщику в течение трех лет с момента подписания договора.

<Последние два года такое ощущение, что строятся почти все. Мужики бросают пить — и вперед. Те, у кого нет денег на шабашников, строят сами, с помощью родственников. Представьте, в городе за 1,5-1,8 миллиона рублей вы купите однокомнатную квартиру, а тут за пару миллионов можно построить добротный дом на своем земельном участке>, — рассказывает бюджетница Татьяна, которая со своим мужем недавно получила участок. В целом по программе самостроя в Белгородской области выделено уже более 18 тыс. участков.

Дешевая земля с коммуникациями и отсутствие привычного девелопера, строящего поселок и закладывающего в цены свою рентабельность, позволяют на выходе получать весьма недорогие дома. Впрочем, власти стараются еще больше снизить себестоимость. К примеру, в Белгородской областной корпорации можно купить архитектурный проект дома всего за 3000-5000 рублей. В регионе достаточно развилась и индустрия малоэтажного строительства: присутствуют десятки технологий от <каркаса> до <несъемной опалубки> и <Теплостена>. Впрочем, значительная часть домов возводится бригадами шабашников по традиционной технологии из газобетонных или каких-то других блоков — это не гарантирует качества, но позволяет строиться дешевле.

Под один процент годовых
Массовое индивидуальное строительство в небогатой Белгородской области было бы невозможно без создания новых финансовых механизмов. Наиболее интересная схема, реализуемая областным потребительским кооперативом <Свой дом>, похожа на европейские стройсберкассы. Вступив в кооператив, необходимо накопить паевой взнос размером 50-300 тыс. рублей. После того как пай накоплен, через некоторое время траншами выдается кредит 100-600 тыс. рублей, а также возвращаются ранее вложенные деньги. Срок ожидания кредита в начале действия программы составлял около года, а сегодня — всего три месяца. Кредит выделяется на семь лет. Его ставка всего 1% годовых.

Кооператив кредитует только индивидуальное строительство и создан для бюджетников и молодых семей. Сейчас он в принципе открыт и для остальных, но ставка в этом случае будет несколько выше. Отличий от классической стройсберкассы много: например, кооператив проверяет целевое расходование средств кредита. Только продемонстрировав, что транш кредита использован на стройку, человек получает следующий платеж. К схеме кооператива <Свой дом> пристегиваются и областные программы безвозмездных субсидий. Так, многодетные семьи получают 100-300 тыс. рублей, молодые специалисты на селе — 150 тысяч. Эти средства используются в качестве пая в кооперативе.

Областной бюджет активно вкладывал средства в кооператив в 2005-2006 годах. Сейчас <Свой дом> в основном живет на платежи по ранее выданным кредитам, а с 2010 года выйдет на самоокупаемость. В целом в кооператив уже вступило более 9000 человек, из них свыше 8000 уже получили кредиты.

Другая финансовая схема, активно применяемая в Белгороде, — небанковская ипотека. Местный ГУП <Белгородский областной фонд поддержки индивидуального жилищного строительства> выдает на стройку кредиты до 1 млн рублей. Стоимость кредитов весьма льготная: для горожан — 10% годовых, для жителей сел — всего 5%. Областной бюджет вложил в этот проект порядка 600 млн рублей, при этом кредитов выдано более чем на 3 млрд рублей.

Кризис, естественно, спутал карты. В шесть раз в области сжалась классическая банковская ипотека, уменьшились доходы областного бюджета. Чтобы не терять темпов строительства, в Белгороде постоянно ищут новые финансовые подходы. Одно из новых направлений — тиражирование системы стройсберкасс. Власти продолжают активно продвигать своеобразные кассы взаимопомощи: кооперативы создаются на крупных предприятиях и в отдельных районах области. Второе направление — максимальное использование средств федерального бюджета: область старается войти в максимальное количество государственных программ. Третье направление — строительство арендного жилья. Первые дома по этой программе уже строятся в Старом Осколе. Четвертое — жилищно-накопительные кооперативы, когда люди могут вносить средства и накапливать условные квадратные метры. При накоплении человеком, к примеру, 50% от площади квартиры кооператив покупает жилье. Человек туда вселяется и живет по договору аренды, выкупая оставшиеся квадратные метры.

 

Вообще-то подобные схемы в Москве себя зарекомендовали плохо — многие из кооперативов оказались банальными пирамидами. В Белгороде ситуация иная. Город небольшой, организаторы кооперативов известны всем,  да и власть может контролировать ситуацию. К тому же за жилищно-накопительными кооперативами здесь стоят крупные структуры. Так, гарантом жилищно-накопительного кооператива ЖБК-1 выступает известная одноименная производственно-строительная компания, существующая много десятков лет. Идея коллективного владения недвижимостью и постепенного накопления квадратных метров весьма популярна сегодня в Белгороде: за три месяца существования кооператива ЖБК-1 в него вступило более 400 человек. В целом для стройиндустрии жилищно-накопительные кооперативы очень выгодны, поскольку позволяют затягивать в жилищное строительство деньги мелких инвесторов.

Совсем недавно появилось и еще одно направление. <Когда строишь дом самостоятельно, очень важно постоянно контролировать процесс. Мы заметили, что многим людям, особенно бюджетникам, сделать это трудно в связи с загрузкой на работе. Поэтому сейчас начата программа строительства двухсот небольших коттеджей для бюджетников, которые они смогут купить через тот же кооператив «Свой дом»>, — говорит генеральный директор ГУП <Белгородский областной фонд поддержки ИЖС>, председатель ССК <Свой дом> Анатолий Попков. Коттеджи будут небольших размеров — всего 60-100 кв. метров. Подрядчики, привлеченные на конкурсах, должны построить коробку дома с крышей не дороже 10 тыс. рублей за кв. метр. Дом в итоге обойдется врачам и учителям не более 1 млн рублей. Впрочем, отделку коттеджа придется проводить индивидуально.

Умная субурбия
Новые поселки самостроя смотрятся пестро — настоящие шанхаи. Какие-то дома облицованы кирпичом, какие-то оштукатурены, изредка попадаются деревянные коттеджи. Роскошных усадеб очень мало. По сравнению с Подмосковьем бросается в глаза меньшая плотность застройки: участки здесь больше (от 15 соток), а дома по размеру меньше. В последнее время на Белгородчине вообще редко строят дома больше 200 кв. метров. Ходовой размер коттеджа чуть более сотни <квадратов>. Кризис сказался и на темпах строительства домов, и на скорости строительства дорог. По крайней мере, в одном из первых поселков Таврово-9 местами отсутствовал асфальт на дорогах.

Важный вопрос для новых поселений — социальная инфраструктура. Поселки первой волны расположены рядом с городом или уже существующими поселениями, так что можно пользоваться сложившейся инфраструктурой. Но постоянно ездить за 5-10 километров до магазина или детского сада не очень удобно — власти предусмотрительно оставили вдоль дорог земельные участки под магазины, службы быта и т. д. Правда, пока в кризис предприниматели их не стремятся выкупать. Можно предположить, что район будет выгоден, когда полностью заселится, так что первые магазины пешей доступности появятся здесь не ранее чем через год-полтора.

Вообще, проблема социальной инфраструктуры характерна для любой одно-двухэтажной субурбии. В таких поселениях низкая плотность населения, а значит, объекты инфраструктуры трудно загрузить и окупить инвесторам. К чести белгородцев проблемы плотности застройки они осознали довольно рано. Если первые микрорайоны самостроя — это поля коттеджей, то микрорайоны второй волны имеют весьма продвинутую структуру. Это кластеры. В центре располагается район среднеэтажной жилой застройки с детскими садами, школами, магазинами и так далее, а вокруг центра — микрорайоны индивидуальных домов. Получается такая субурбия, где преобладает малоэтажная застройка, но при этом есть весь набор социальной инфраструктуры.

<Мы не хотим строить обычную субурбию, где человеку постоянно нужен автомобиль. Идея кластеров пересекается с идеями нового урбанизма: люди должны жить, работать и отдыхать в одном месте. Надо максимально снизить количество поездок из пригородов в центр города. Поэтому в системе кластеров мы закладываем и школы с детскими садами, и зоны отдыха, и общественную инфраструктуру. Все это должно быть в шаговой доступности. Рядом с кластерами мы также резервируем места для новых, чистых предприятий, которые должны создать рабочие места недалеко от жилых районов>, — говорит начальник управления архитектуры и градостроительства Белгородской области Виталий Перцев. На градостроительную концепцию кластера накладывается и финансовая составляющая реализации проекта: центр с многоквартирными домами застраивается коммерческим застройщиком, который в качестве обременения и должен построить ряд общественных объектов.

Копированию не подлежит?
Знакомство с белгородским феноменом не может не вызвать вопроса: почему этот опыт не тиражируется в России? В Белгород часто ездят делегации из различных регионов, чиновники удивляются-восхищаются, но об удачном опыте внедрения что-то не слышно. При этом очевидно, что система самостроя и стройсберкасс может не только стать локомотивом местной экономики, но и сыграть важную роль в решении социальных вопросов. Ведь у людей появляется шанс самим решить жилищный вопрос, что оздоравливает общественную обстановку.

<Белгородский эксперимент, к сожалению, не тиражируется в других регионах. Его суть в том, что местная власть скупила земли около города и теперь может раздавать ее с коммуникациями. В других регионах у власти нет земли в пригородах. Она вся в частной собственности>, — говорит вице-президент Ассоциации строителей России Сергей Охов.

Но, пожалуй, это уже следствие — секрет белгородского феномена чуть глубже. <Все идет от губернатора. Евгений Савченко — это гениальный человек. Мудрый, сильный, некоррумпированный. Поэтому и в области особая атмосфера: нет цинизма, продажности, бездуховности. Губернатор интуитивно, очень тонко чувствует ситуацию и многое делает для устроения бытия в области>, — говорит директор Национального градостроительного института Александр Кривов.

Савченко, действительно, необычный губернатор. Еще в начале 90?х он ввел схему экономики предоставления: крестьянам давали стройматериалы для возведения домов, а они потом рассчитывались деньгами и сельхозпродуктами. <Ипотечно-мясные> кредиты могут вызвать улыбку в Москве, но в аграрной Белгородской области в отсутствие классической ипотеки схема успешно работала более десяти лет. В конце 2003 года с подачи губернатора принята Стратегия развития индивидуального жилищного строительства, где поставлена цель резкого сокращения панельного домостроения и перехода к малоэтажной застройке. Кстати, акцент (по крайней мере на словах) на малоэтажную застройку в России появился в жилищном нацпроекте как раз после посещения Дмитрием Медведевым несколько лет назад Белгорода.

<Белгородский феномен показывает, что приступить к масштабному решению жилищного вопроса не так-то сложно, — говорит Александр Кривов. — Раскрутить стройку гораздо легче, чем построить космический корабль или авианосец. Это смогли сделать в отдельно взятой Белгородской области. Это можно сделать и в масштабах страны. Все упирается в вопрос политической воли>.

«« Назад


Градостроительное проектирование
Ландшафтное зонирование Тольятти в рамках студенческих работ
История
 
Наш адрес: Тольятти, ул. Победы, 52
Тел.: (8482) 26-24-40
Факс: (8482) 28-53-28
Copyright © 2005—2017 МБУ «Архитектура и градостроительство» г. Тольятти
При использовании материалов с данного сайта приветствуется указание источника информации
Разработка сайта: «Парапет»