Архитектура и градостроительство г.Тольятти Органы архитектуры и градостроительства г.Тольятти
Органы архитектуры и градостроительства г.Тольятти
Главная страница
Карта сайта

~ Статьи и информационные материалы ~

2.11.2009

О конкурсах АИС ОГД и новой версии функциональных критериев

Информация ЗАО "ЦСИ «Интегро»:
На нашем портале развернута дискуссия «Обсуждаем критерии оценки проектов ИСОГД».
Размещаем материал, полученный сегодня от В.Г.Горбачева, директора ЗАО «Центр системных исследований «Интегро», г.Уфа.

Далее в тексте:
ОАГ — орган архитектуры и градостроительства. В состав ОАГ входит не только само муниципальное учреждение (Управление или Комитет), но и часто находящийся при них МУП, оказывающий основной объем услуг населению и юридическим лицам по ведению информационных ресурсов о городской территории и подготовке текста различных документов, в первую очередь — разрешительных.
ПЗЗ — правила землепользования и застройки. В качестве составной части в ПЗЗ входит зональный регламент (часто называют «градостроительным регламентом». Неправильно называть это «правовым зонированием». Последнее — процесс создания зонального регламента, а не сам регламент.
ИСОГД — информационная система обеспечения градостроительной деятельности. Может быть реализована как в «бумажном», «ручном» виде, так и в автоматизированным;
АИС ОГД — ИСОГД, реализованная на основе современных компьютерных технологий.

Хочется уточнить, что мы будем различать ИСОГД (и АИС ОГД) как они видятся Правительству РФ (Постановление №363 или Приказ №85 Минрегионразвития) и «настоящую» АИС ОГД какой она должна быть — системой значительно более развитой, чем первая. Эта «настоящая» система даже не столько АИС ОГД, а много более крупный комплекс. Но раз уж пока модно говорить об «АИС ОГД», то пусть пока так и будет.

Ниже всегда идёт речь о «настоящей» АИС ОГД (будем обозначать её дальше как «supАИСОГД»), которая включает в себя в качестве небольшой подсистемы АИС ОГД, задекларированную Правительством РФ. К сожаленю, в некоторых городах манера ведения дел с таблицами, журналами и книгами справедливо считается «мезозойской эрой», и там принципиально не смогут перейти от своих полностью автоматизированных процессов к убогим средствам работы с бумагой или с их электронной формой.

О ТОМ, ЧТО РАЗУМНО ВЫНОСИТЬ НА КОНКУРСЫ

Я полностью поддерживаю Томилина В.В. в том, что оценивать на конкурсах надо не инструментальные системы как таковые, а конкретные реализации АИС ОГД в конкретных городах и/или субъектах федерации.
Но к этому хотелось бы добавить следующее. До конкурса целесообразно провести предварительное рейтингование. Например, для муниципального уровня сразу выделить:
1. Высшую (первую) лигу проектов.
2. Вторую лигу проектов.
3. Третью лигу.

В третьей лиге «собираются» АИСОГД, сделанные для реализации только функций по Постановлению №363. Для многих развитых городов такая АИС ОГД — примерно как бесполезная и даже вредная вещь, которую применить с пользой нельзя, но и выбросить — не положено. Все проекты более высоких лиг могут реализовывать эту правительственную «сверхидею», но для них эти функции составляют 1/1 000 000 от всех функций supАИС ОГД, да и реализуются куда как эффективнее и полнее другим путем.

Можно уверенно разделить проекты по трем лигам.
Например, если в городе отсутствует принятый городским советом зональный регламент, то какой бы «великой» по мнению разработчиков и пользователей не была бы такая система, делать ей в высшей лиге нечего: автоматизированно готовить разрешительные документы в таком ОАГ просто не могут, выявлять существующие объекты, которые не удовлетворяют регламентам, — тоже. И не спасает положение ни развитость решений в области ГИС, ни в области других красивостей и полезностей.

Далее, если в ОАГ не развернута или не используется ГИС коллективного пользования (непременно коллективного!) с непрерывно дежурящимся топопланом М1:500, то тоже — такой системе нет пока места в высшей лиге. Я не говорю, что надо, чтобы обязательно весь топоплан М1:500 был отвекторизован, но процесс такой должен быть уже реализован, и дежурство топоплана М1:500 должно вестись только в цифровом виде. Бумажных, картонных, алюминиевых, в пластике или «вольфрамовых с золотыми ушками» планшетов быть не должно вообще.
Сокращая рассуждения можно сказать, что в высшую лигу автоматически попадают реализованные проекты, в рамках которых:

а) активно используется ГИС коллективного пользования непременно с разделением прав доступа между пользователями и с числом активных пользователей не менее 50 человек (ну, 40);

б) только в цифровом виде (в среде ГИС) ведется дежурный топоплан М1:500;

в) в АИС ОГД (и ГИС) реализован цифровой зональный регламент, с помощью которого автоматически формируются как минимум ГПЗУ и градзаключения, в которые автоматически попадает информация из регламентов зоны, имеющихся в БД системы;

г) число обрабатываемых заявок от заявителей — не менее 15 тыс. в год (по уровню 2008 г.);

д) система реализована как комплекс автоматизированных технологических процессов (высший уровень) или электронного документооборота (на худой конец). Такие организации-пользователи вполне могут быть сертифицированы по ИСО 9001, не говоря о ИСО 9000.

Удовлетворение всем без исключения перечисленным выше требованиям — обязательно для системы, претендующей на «высшую лигу». Возможны, дополнительные требования, но мне кажется, что сказанного достаточно. Итак требования жесткие, хоть и необходимые.

Те же проекты, которые не попадают в высшую лигу, но более развиты, чем АИС ОГД по правительственным представлениям (третья лига), попадают во вторую лигу. Как правило, это те АИС ОГД, которые могут быть отнесены к хорошим но лишь учетным системам, даже, если они умеют дежурить цифровые планы в ГИС.

Конкурсы организуются между проектами, входящими в одну лигу.

Не рассматриваю варианты с АИС ОГД района или субъекта федерации — эту сферу приложения сил я готов со смирением оставить тем, кто чувствует, что с предлагаемыми непростыми предметно-ориентированными критериями АИС ОГД уровня города их система не совладает, а быть в числе «самых-самых» предпочтительно. На уровне субъекта федерации разрешительные документы в заметных количествах не готовятся, и системы там совсем другие — в среднем гораздо проще, чем на уровне крупного города. Судьба систем уровня субъекта федерации пока — лишь учетная функция. Когда появятся аналитические системы — неясно. Где-то может существовать пространственный анализ с помощью известных инструментов. Но что-то таких прекрасных систем не больно видно.

Дополнительные тезисы по поводу проектов «Высшей лиги»:

1. Проекты высшей лиги достаточно сравнивать только по номенклатуре реализованных предметно-ориентированных функций (функциональным критериям). Почему? — А потому, что в системах такого масштаба системные критерии (масштабируемость, открытость, модифицируемость ПО, и т.д., и т.п.) по факту существования реализованы вполне прилично. (Во всяком случае экспертам оценить особенности реализации таких принципов крайне трудно — даже очень квалифицированным). Если бы это было не так, то система просто не смогла бы дорасти до подобных масштабов, а давно бы рухнула, не поспевая за изменяющейся нормативной базой и лавинообразным ростом новых требований со стороны заказчика. Так что выкаблучиваться и «пытать» такие проекты даже как-то неприлично, учитывая сегодняшний уровень развития экспертизы IT-проектов в нашей области.

2. Сравнение проектов высшей лиги должно проводиться не в комнате в Москве, а на месте — в городе, где она используется. Комиссия выезжает в город, где, деловито гудя, живет большой комплекс. И занимается эта комиссия два-три дня в поте лица вопросами оценки именно этой реально работающей системы. Здесь и все пользователи работают, давая хорошую нагрузку серверам, здесь и базы данных громадные, здесь и все документы выдаются. Всё на виду и без обмана. Думать же, что такие проекты могут быть вывезены в Москву и там быть развернуты на сцене на одном-двух компьютерах за время между выходами эстрадных артистов-информатизаторов — детская наивность. Я бы даже сказал, что тот, кто настойчиво требует переносов сложных предметных систем на конкурс, действительно крупную предметную систему со сложной моделью предметной области, с большим числом разнообразных пользователей пока ещё не создавал, хотя он может думать и иначе. Несложные (хоть и насыщенные какими-то данными) или проблемно-ориентированные системы переносить можно, а сложные предметно-ориентированные — невозможно. Хотя, я могу понять тех, кому просто хочется поразвлечься, участвуя в разработке критериев, но в душе отлично понимая, что конкурсы для таких систем неосуществимы, если системы свозить в одно место.

Легко объяснить почему сложную предметно-ориентированную систему никуда не перенесешь без потери большинства её привлекательных качеств. Конечно, в качестве альтернативы нетрудно организовать удаленный доступ жюри в Москву, если собственник системы решится на это, но что-то я сильно сомневаюсь, что в большой системе кто-то один или двое выступающих сумеют работать во всех режимах. На то она и сложная система, что в её среде работают, и вообще систему создавали не один или два человека.

Итак, поясним, почему сложную предметную систему без сведения её к убогости, не перенести:
а). подобного масштаба системы — это не один компьютер и даже часто не один сервер. Архитектуры таких систем достаточно сложны, системы работают на нескольких серверах с репликацией данных, которые функционально дифференцированы, объемы БД — большие (миллионы записей, включая картографические объекты, структуры данных (модель БД) очень сложны, система запросов оптимизирована под заданную архитектуру и роли пользователей, и мн. других особенностей. Систему экспертам надо немалое время изучать, чтобы хотя бы понять, что она собой представляет, а не то, чтобы по 10 или даже 5-ти бальной системе оценивать. (я вообще думаю, что больше, чем на три балла делить шкалу по любому критерию бессмысленно).
Думать, что такая система может показать себя во всей красе на одном компьютере, с убогой БД, объемом в несколько тысяч каких-то искусственных записей в БД, с одиноким грустным демостратором, сидящим перед экраном в обреченным видом, — это детский наив. Я вообще не могу представить как, скажем, нам из Уфы привезти БД с десятками Гбайт, с миллионами объектов, картами всех масштабов, начиная с векторного плана М1:500 из 6 тыс. «планшетов», которые там уже и не планшеты вовсе, а единая многомасштабная векторная карта. Как завезти в Москву зафрахтованным Боингом коллектив их 100 пользователей, которые будут активно донимать серверы своими запросами, чтобы жюри убедилось, что всё «ОК!» с производительностью на гигантской базе и гигантской же картой и с большим количеством занудливых пользователей. Да даже просто развернуть такую систему на персоналке — это как пытаться засунуть слона в чайник. Для демонстрации же даже в сокращенном виде надо в Москву везти четыре —пять человек, поскольку меньшее число просто не сможет продемонстрировать её возможности. Не говоря о тех, кто должен систему развернуть на непонятных аппаратных средствах и системном ПО.
И вот допустим клон системы фантастическим путем развернут за час-два. Отработала в показе, с трудом ворочаясь на одном сервере и отрабатывая редко выдаваемые её запросы от одного пользователя. А потом после выступления вдруг выступает какая-то лабораторная система на одного пользователя, которая все свои несколько тысяч объектов тестовой БД с жалкой моделью предметной области на 10 реляционных табличек разместила в оперативной памяти персонального компьютера (так и проектировалась). Так, крупная сложная система ей проиграет, поскольку она ориентирована на совсем другие объемы данных, на другое количество одновременно работающих пользователей, оптимизирована под работу с дисками, имеет непростые алгоритмы кэширования в RAM при работе с весьма сложной БД, структура которой — сотни таблиц, а не 10 табличек для произвольно накиданных тысяч тестовых объектов. И жюри будет аплодировать простенькой системе, а обладатели сложной системы, прижав хвосты, в слезах, всем самолетом отбывают в свой город несолоно хлебавши.

А потом везде публикуются дурные результаты дурного конкурса, и разработчики сложной предметной системы, имеющей впечатляющие результаты, ломают себе весь бизнес, т.к. идиотические результаты растрезвониваются на всю Россию теми, у кого система умеет быстро работать с 10 табличками, да ещё это пропечатано во всех бюллетенях и журналах. Конкурс оказался полезным для пользователей? — Вовсе нет. Их просто ввели в заблуждение.

Если уж моделировать действительно серьезную среду для работы тестируемой системы, то это надо создавать не менее мощную программную систему, которая будет эмулировать одновременную работу несколько десятков активных пользователей, большую осмысленную базу данных, измерять результаты и т.п. Тем, кто думает, что всё это легко, должен сказать, что система, эмулирующая рабочую среду, будет не менее сложной (если не более…), чем сама тестируемая система. Кто её будет делать? В какие сроки (годы)? За какие деньги (миллионы и миллионы). Это, уважаемые оптимисты, речь идёт о системе сертификации АИСОГД+ГИС. Словом, не верю! даже, если не обращать внимание на то, что негосударственная сертификация запрещена. И, кстати, хорошо известно, почему запрещена.

Большие сложные предметно-ориентированные системы в конкурсах не оцениваются, потому что измерить её параметры можно только в реальной среде, где она используется. Не проводятся такие конкурсы в серьезных странах. Можно сравнивать инструменты (СУБД, компиляторы), можно проблемно-ориентированные системы (ГИС, векторизаторы, сайты, даже геопорталы). Можно сравнивать простые предметно-ориентированные системы, архитектуру которых можно легко охватить за час-два прослушивания. Но сложные предметно-ориентированные системы корректно сравнить за обозримое время невозможно и выносить однозначную оценку, какая система лучше, — безграмотно. Каждая из них уникальна. — Как города и организации, в которых они развернуты. Каждый сравнивает их сам — под свои богатые желания. А сводить всё к занимаемому месту (т.е. к одному параметру) — это и глупость, и вред. Такие конкурсы выгодны только малым или ограниченным системам. У них нет другого способа «выиграть» у больших систем, кроме как половить рыбку в мутной воде в рамках сомнительных конкурсов. Я и не верю в их объективность, т.к. даже выбор состава жюри — это проблема, не слабее, чем сравнение систем. Отдавать же систему судьям, которые имеют неизвестную квалификацию, неизвестно как избираются, а то и просто назначаются — глупо и для владельца, и для разработчика.

Совершенно определенно могу сказать, что разработчикам сложной предметной системы послать конкурс куда подальше гораздо легче и несравненно дешевле, чем в нем участвовать ради того, чтобы без надежды объяснить тонкости архитектурных решений группе товарищей — хоть и очень уважаемых. И тем более не заставят так мучиться товарищи, дерзко желающие потягаться со сложной системой где-то в Москве и шумно зовущих на битву голосами известных мультипликационных персонажей: «Леопольд, подлый трус, — выходи!». :) А кто — дескать — не вышел, — тот трус и негодяй и их надо публично опустить перед всеми в нашей стране. Как правило, такие люди либо не понимают, во что ввязываются, по незнанию предметной области думая, что их СУБД с каким-нибудь инструментальным САПРовским пакетом «всех победит» просто потому, что он — западный, либо понимают, что даже «рядом постоять» в тени большой авторитетной системы — это для них уже отличная реклама. А верх мечтаний — занять место, выше сложной системы, в результате того, что члены жюри слабо представляли себе, как вообще сравнивать сложные системы, или просто поленились разобраться.

б). интересно, что для крупных систем высшей лиги при наличии даже конкурсы устраивать не требуется. — По набору предметно-ориентированных функций будет видно, что они — действительно сложные. И это — уже пропуск в клуб больших систем. Причем, если система реализует хотя бы 50% сильных предметных критериев, то это действительно мощные развитые и относительно легко модифицируемые системы. Про остальные 50% критериев можно и не думать пока — их — по надобности — тоже реализуют.
Системы высшей лиги уже своим существованием заслуживают высшей оценки. Им всем можно разделить Первое место и давать золотые медали. Да этих систем вообще — две-три штуки на всю Россию. А лучше или хуже одна другой в каких-то деталях, — не так уже и важно. Они уже вышли на уровень. На то и лига высшая.

Кстати, сложные предметные системы не могут тиражироваться. Тиражироваться могут только системные программы и проблемно-ориентированные (инструменты). А большого масштаба предметно-ориентированные системы надо на новом месте выращивать заново, — как строить новый дом на новом участке— под индивидуальные требования заказчика на иной почве, в других климатических условиях со своей инфраструктурой, со своей оптимизацией, т.к. она всегда работает с полным напряжением ресурсного обеспечения, и т.д. Это называется «адаптацией». И делает это коллектив строителей — профессионалов высокого класса.

Поэтому общая схема следующая: проводится обследование среды заказчика, расписываются техпроцессы, вырабатывается концепция системы и план её развертывания. Берется системное ПО и проблемно-ориентированные инструменты (они тиражируется по определению), устанавливаются в новом месте — и начинается построение предметной системы путем последовательной дифференциации и включения пользователей, настройки местных справочников, встраивание местных форм документов. Система настраивается под заданную архитектуру вычислительной сети, т.к. не все приложения могут эффективно работать в интранет архитектуре и др. аппаратуру, под уже существующие базы данных, которые либо конвертируются (пишутся конверторы), либо подключаются в виде внешних источников данных. (Про согласование и выверку данных даже и не говорю). Пишутся интерфейсы с другими — уже существующими — внешними системами, от которых заказчик не может или не хочет отказаться, расписываются регламенты обмена, согласуются справочники и данные. По разным специализированным серверам (в случае недостатка вычислительных ресурсов) разносятся функциональные подсистемы и т.д., и т.п. Причем, прошу заметить, — без остановки работы предприятия! И я привел всего лишь небольшое число действий при внедрении крупной предметно-ориентированной системы. (Хочу только возразить тем, кто думает, что интернет-технологии решает все проблемы. У нас основное ПО тоже построено на Интернет-технологии ещё с 1998г.).

Ещё насчет тиражирования. Возьмите заводскую систему масштаба R/3 — для пущей убедительности. Такая система после внедрения, с одного завода на другой не переносится никакими усилиями — хоть всю службу АСУ запряги вплоть до уборщицы. А уж мысли свозить её в Москву на конкурсы не возникает ни у кого. На новом заводе новую систему заново внедряют «с нуля», т.к. новое место своеобразно, процесс внедрения развивается по особому плану, кстати, без остановки производства — старые органы заменяются в «теле живого организма», и вообще вся адаптация в этом новом месте — тоже уникальна. Эта адаптация в новом месте уже проводится часто с новыми разработанными инструментами, заменяющими морально устаревшие, а не туда переносится всё старьё. Это будет уже совсем другая система — с обновленными компонентами.

Кто не склонен верить сказанному, я бы порекомендовал отличную книгу Фокса «Программное обеспечении и его разработка» — в свое время руководителя Хьюстонского филиала IBM из 700 разработчиков, руководившего разработкой сложнейших систем, которыми гордилась вся программная индустрия США (это должно быть аргументом для тех, кто молится на иностранные вещи): система управления космическими кораблями класса Аполлон, система газеты Нью-Йорк Таймс, система противоракетной обороны США, система управления полетами для какого-то сверхаэропорта (по-моему, лондонского Хитроу хоть я и не уверен) и т.д. Сие всё есть именно предметно-ориентированные системы — каждая уникальна, ибо работает в уникальной среде и каждая в одном экземпляре. Никуда ни одну из них не перенесешь, поскольку это будет уже другое место, другая система, другие условия. С тех времен ничего не изменилось с точки зрения принципов разработки больших систем, ибо проблемы их создания — типичные и вечные.

Добавим, — раз среди систем высшей лиги и конкурсы проводить не надо, — тогда лучше всего, чтобы их разработчики со своими пользователями сделали простое: сами заполнили таблицу критериев, — и это будет достаточным для живо интересующихся. Всё равно, чтобы зримо увидеть, что такое «настоящая сложная система», и хотеть её внедрять у себя, — таким людям разумнее приехать туда, где она работает, и обо всем расспросить, всё посмотреть, и всё пощупать. Внедрение такой системы — долгий и очень затратный процесс, и только наивный человек перед началом реализации своих великих планов будет верить конкурсам с жюри, не несущим никакой ответственности за свои оценки.

Раз сами разработчики заполнят табличку (проверить её можно) — то и не надо мудрить с жюри и баллами, скрупулезно крохоборствовать, считая доли и т.п. — Посмотрел на возможности, а потом — съездил и посмотрел всё в деталях.

Комиссиям я бы не доверял. Сложные предметные системы уже и далеко не всякий эксперт из жюри сможет понять (не в обиду уважаемым людям будет сказано), т.к. чтобы понять достоинства и недостатки такой системы, уважаемым экспертам из жюри надо смирить гордость и прослушать лекции непосредственно в городе, где система работает. Придется прослушать за несколько дней цикл лекций об архитектуре системы, особенностях и обосновании методов её реализации в конкретной организационной среде, с конкретной для этого города нормативной базой, которую тоже надо прочувствовать, а то и вникнуть на этих лекциях), увидеть, как реализованы принципы открытости, масштабируемости, модифицируемости ПО. Надо прослушать лекции о том изобилии предметных функций, которые система выполняет, проанализировать выдаваемые документы (а их многие десятки, и они очень непросты), проанализировать, с какими ещё внешними системами взаимодействует АИС ОГД и т.д…

Чтобы хотя бы в общем ощутить масштаб, скажем, уфимской информационной системы, эксплуатируемой в г.Уфе в рамках задач градорегулирования и землеустройства, предлагаю посмотреть новую версию системы предметно-ориентированных функциональных критериев, которые приведены на www.inmeta.ru и которые являются далеко не детализированными Кто-то скажет, — как уже и сказали, — что «этакий негодяй Горбачев просто переписал функции своей системы. Другие тоже могут». Да, переписал. Подавляющее большинство этих функций наша система реализует (и даже больше в части имущества, чьи функции даже не показаны). И пусть кто-нибудь добавит к этому что-то из того, что реализует его система. — Только более богатую систему критериев все мы получим. Но я не очень верю, что можно что-то ещё существенное добавить к уже имеющемуся.

Однако, давайте для примера посмотрим, что такое уфимская система, например, хоть в ней и есть недостатки, про которые я скромно промолчу, т.к. недостатки у всех есть.

Это система со 100 пользователями (в связке с имущественными землеустроительными задачами — 350 пользователей). Всё взаимосвязано. Все топопланы М1:500 дежурятся уже несколько лет только в цифровом виде, 70% территории города полноценно отвекторизовано в М1:500 до последнего бордюра, взаимодействие с внешними организациями — сугубо цифровое без торжественных обменов картонными планшетами. Системой автоматизированно выдаются многие десятки документов (лень считать, но в таблице критериев можно увидеть, сколько их), в подробностях протоколируются все действия всех пользователей. Цифровых карт в ГИС — десятки видов, число картографических слоев по всем аспектам городской территории — многие сотни. В цифровом виде имеются и генпланы разных лет, и зональные регламенты разных лет, и проекты планировки, и генеральные схемы инженерных сетей и мн. другое когда-либо за 100 лет существовавшего в городе. Всё работает на паре связанных больших серверов, хотя в серверной стоит около 10 серверов для разных задач, (земельно-имущественная задача поддерживается и того больше — кластером из 5 крупных серверов, сидящих на оперативной репликации). В городе развернута Распределенная ГИС, идет её внедрение в нескольких важнейших организациях, в т.ч. начинается внедрение в инженерных службах. В городе давно протянуто оптоволокно между всеми учреждениями с электронным документооборотом (в ОАГ — автоматизированные техпроцессы), по которому системы обмениваются информацией. В ОАГ сеть на 1 Гбит, система «одного окна», 30 тыс. заявок в год, очередей заявителей нет, поскольку пропускная способность диспетчерской — очень высокая. В Главархитектуре с МУП тихо, как в санатории. Задержек с ответами на заявки нет вообще. Есть «секретный сервер» для работы с М1:500 в полном объеме и т.д., и т.п.
Главархитектура вместе с МУП АПБ — как раз потому, что все техпроцессы формализованы и внедрены в автоматизированном виде — сертифицирована по ИСО 9001! Хочется спросить: «что ещё может быть больше и желаннее для города, чем такая система? С кем соревноваться и в чём? И главное — зачем? Разумно просто не тратить время и деньги участников конкурсов и жюри — присудить уфимской АИС ОГД первое место — и все дела».

С момента разработки зонального регламента в г.Оренбурге, система администрации города тоже сразу войдет в высшую лигу, т.к. масштаб её уже не меньше, чем уфимской системы, а, пожалуй, будет даже больше. И главное, эта система — централизованная. Там на единой основе на центральных серверах в Управлении информатики (рук. Пазухин А.В., Исламкина Н.Н.) развернута система уже с 200 пользователями, если не больше, давно работает общегородская вычислительная сеть на волокне, обвязавшая уже чуть ли не все жилые дома города — не то, что городские и областные учреждения. Полностью решена земельно-имущественная задача, а градостроительная задача завершает «выход на крейсерский режим» (после принятия зонального регламента в городе), существует общегородское межведомственное «одно окно» и т.д.
Буду рад узнать, где ещё есть такие системы.

Надо ли пользователям и разработчикам систем из высшей лиги участвовать в каких-то конкурсах? Вообще-то, им это не надо. Кто захочет познакомиться с этими системами в реале, а не на одном компьютере с одним пользователем, расположившимся в какой-то комнате в Москве — каждому желающему с удовольствием расскажут непосредственно в Уфе, Оренбурге, Екатеринбурге, Волгограде (Гдоян Л.Ю.), Ярославле (Томилин В.В.) про их работу. Честно говоря, если с кем и соревноваться, например, уфимской системе, то лишь с волгоградцами и с разработками компании «Интеграционные технологии», — коллективом, который с нами «одной крови», т.к. строим мы системы на родственных платформах, и понимание проблем у нас — тоже весьма совместимое просто от того, что мы развивались вместе и всегда брались с успешным результатом за решение больших задач. Да простят меня другие хорошие коллективы; кроме Уфы, Долгопрудного и Волгограда из разработчиков муниципальных систем с реальным и серьезным результатом, используемым в оперативном управлении городской властью, больше не видно никого. Вот и весь конкурс.
(Одна оговорка: ничего не скажу про какую-нибудь московскую систему АИСОГД, если она существует: просто я не в курсе по поводу тамошних разработок).

Текущая номенклатура предметных функциональных критериев сравнения систем

Итак, хоть конкурсы по сложным предметным системам не нужны и даже, пожулай, вредны, но номенклатура функциональных критериев без сомнения очень полезна. И раз уж мы взялись за критерии сравнения — будем продолжать это дело — хотя бы для того, чтобы показать, что мы понимаем под полезной муниципальной автоматизированной информационной системой (а не то хилое создание, называемое «АИС ОГД»).

Новая версия предметно-ориентированных критериев приведена в http://www.inmeta.ru/wd/sf/viewtopic.php?random=868080&f=6&t=15.
Приглашаю всех, кто готов добавить/поправить в них, — присылать предложения непосредственно на форумах методологического сайта.
Это пока ещё не окончательная версия. Текст будет дополняться, шлифоваться и оцениваться: по каждому критерии будут введены варианты реализации у разных поставщиков системы с указанием 3-бальной оценки: «отлично», «удовлетворительно», «плохо реализовано/нереализовано».

«« Назад


Градостроительное проектирование
Ландшафтное зонирование Тольятти в рамках студенческих работ
История
 
Наш адрес: Тольятти, ул. Победы, 52
Тел.: (8482) 26-24-40
Факс: (8482) 28-53-28
Copyright © 2005—2017 МБУ «Архитектура и градостроительство» г. Тольятти
При использовании материалов с данного сайта приветствуется указание источника информации
Разработка сайта: «Парапет»